Россия, Санкт-Петербург, бульвар Новаторов 98
+7 (921) 995-42-99
mail@averemin.ru

Привлечение бывшего руководителя предприятия к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства

Привлечение бывшего руководителя предприятия к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства

Введение

Привлечение руководителя предприятия к субсидиарной ответственности сейчас встречается все чаще и чаще. В рассматриваемом деле, конкурсный управляющий обратился в суд иском о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих деятельность должника – бывшего генерального директора и взыскании с него в порядке субсидиарной ответственности в конкурсную массу должника денежные средства в размере 15 810 195,00 руб. (Дело А56-21768/2016).

В качестве основания для возможности привлечения к субсидиарной ответственности руководителя, конкурсный управляющий (далее — КУ) оперировал п. 1 ст. 61.11 ФЗ №127 ФЗ «О банкротстве» — «Если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.»

А учитывая, что генеральным директором была уничтожена финансовая отчетность, КУ получил презумпцию доказанности, что полное погашение требовании кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица. ( пп.2 п.2. ст. 61.11 ФЗ №127 ФЗ «О банкротстве» — «пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств: документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы;».

При обычных обстоятельствах доказывать причинно-следственную связь между образовавшейся задолженностью и действиями руководителя приходится конкурсному управляющему. Но в данной ситуации, доказать ее отсутствие, как раз придется бывшему руководителю предприятия.

Причинно-следственная связь

Согласно п.16 Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» -«Под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов (статья 61.11 Закона о банкротстве) следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством.»

По настоящему делу, бывший руководитель не был виновен в возникновение задолженности предприятия, а документация была уничтожена им для тог, что бы она не попала третьим лицам (Было почти четыре самосвала документов). Был составлен анализ хозяйственной деятельности предприятия за весь период его существования.(Конечно он был восстановлен по воспоминаниям и оставшимся бухгалтерским выпискам. Но в целом соответствовал действительным обстоятельствам дела). После составления анализа, пришли к выводу, что в процессе деятельности предприятия явно прослеживается один период в котором по вине контрагента предприятие получило крупный ущерб и это являлось точкой отсчета накопления задолженностей.

В процессе дальнейшего анализа банкротного дела, выявили несколько сделок оспоренных конкурсным управляющим, которые были по текущим платежам предприятия на период хозяйственной деятельности. То есть оспорив эти сделки КУ создал новые долги и новых кредиторов, увеличил конкурсную массу, но зато сумел забрать свое вознаграждение.

Правовая позиция

Правовая позиция в отношении уничтожения документов была основана на норме права ст. 10 ФЗ “О коммерческой тайне” :

Согласно ст.10 ФЗ “О коммерческой тайне”, меры по охране конфиденциальной информации, принимаемые ее обладателем, должны включать в себя: регулирование отношений по использованию информации, составляющую коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров. Меры по охране конфиденциальности информации признаются разумно достаточными, если: “если исключают доступ к информации, составляющих коммерческую тайну, любых лиц без согласия ее обладателя”.

Из данной нормы права и вышеизложенного следует, что бывший руководитель не имел умысла в уничтожения документов, принимал все меры по их сохранению, но в силу отсутствия возможности сохранить такое большое количество документов, принял решение по защите конфиденциальности информации являющейся коммерческой тайной.

Причинно-следственная связь в гражданском праве-один из элементов состава гражданско-правового правонарушения. Ее отсутствие исключает возможность применения ответственности в виде возмещения убытков или вреда. (Определение ВС РФ от 30.11.2017 года по делу №А13-4150/15). Предполагается, что действие только тогда является причиной убытков, когда оно прямо и непосредственно соотносится с ними.      

Под действием(бездействием) контролирующего лица, приведшим к невозможности погашения требований кредиторов (ст.61.11 Закона о банкротстве), следует понимать такие действия (бездействия), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. (Постановление Пленума ВС №53 от 21.12.2017 года).   

Вышеизложенные действия бывшего директора, полученные финансовые результаты, правомерное использование денежных средств в интересах должника и контрагентов не могли явиться причиной объективного банкротства предприятия.

Бывший директор предприятия действовал согласно обычным условиям делового оборота, добросовестно и разумно организовал улучшение работы предприятия, закрывал текущие долговые обязательства предприятия, рассчитывался с контрагентами по старым задолженностям.

Первое заседание

Предоставив заранее отзыв, вышли на первое заседание. В процессе суда, суд выслушал нашу позицию. Противоположная сторона, тут же нашла новые основания о существовании мифической дебиторской задолженности. При этом они ссылались на документы в которых по остаткам на предприятии числилось 55 млн в виде активов по имуществу. А так же по прежнему наставала на привлечении по пп.2 п.2 ст.61.11 ФЗ 127 ФЗ -» причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона; «. При этом убеждения о том, что оспаривание данных сделок КУ привело только к увеличению конкурсной массы не повлияло на позицию стороны.

Заседание было отложено на месяц и началась кропотливая подготовка дополнения к отзыву. Было выяснено, что 55 млн. якобы находящихся в активах предприятия на момент банкротство — это не, что иное, как постановка лизингового оборудования на баланс бухгалтером, которое при расторжении договора лизинга и продажей лизингополучателя оборудования не была бухгалтером учтена. Благодаря тому, что конкурсный управляющий пытался оспорить сделку по продаже лизингополучателем оборудования, вся документация находилась в материалах дела и сопоставить суммы активов по остатком и стоимостью отчислении по платежам за предмет лизинга не составило труда.

Второе и последние заседание

Отзыв также заранее был предоставлен и дополнительно отправлен почтой в адрес КУ. На заседании КУ продолжал настаивать на привлечении к субсидиарной ответственности в размере всей конкурсной массы. Даже после обращения и разъяснения с нашей стороны по оспоренным сделкам, экономической не эффективности данного действия, его позиция не поменялась. Суд также не однократно задавал вопрос КУ об уточнении суммы, но безрезультатно. К анализу по активам в размере 55 млн. и их относимости к предмету лизинга, также отнесся скептически. При этом суд полностью учел этот анализ и даже разъяснил КУ почему так получилось и откуда взялись эти активы. Решение было принято за пару минут в заявленных требованиях КУ было отказано!

(Дело А56-21768/2016/суб.1 Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга)

Благодаря правильно выработанной правовой тактике и грамотно составленному анализу хозяйственной деятельности предприятия, в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя, конкурсному управляющему было отказано в полном объеме. (Дело А56-21768/2016/суб.1 Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга)

Читайте далее: